ГНТ #7. Про рекламу, комсомол і Югославію. Інтерв’ю із засновником РА «Бойко» Юрієм Бойком

Автор: Олексій Сердюков, 25 квітня, 19:30

Юрий Бойко – очень позитивный человек. Вначале нашего знакомства сразу просит называть его на «ты» и не любит термин «бизнес». Видел Полтаву с разных сторон, в разные времена, при разных управленцах и экономических показателях. Именно поэтому, мне есть что спросить, а ему – что рассказать. Общение, запланированное на 40 минут, продолжалось полтора часа, затем еще полчаса и потом вечером еще немного. А вообще этот разговор был бы вечным, если бы я заменил батарейки диктофона. Что из этого вышло – читайте в материале.

 

Полтава ХХ-го века

Расскажи о себе, где ты родился, где вырос, чем занимался, где учился?

Родился в 1961 году, в Полтаве. Я однозначно коренной полтавчанин, но на половину белорус. Не забываем про 12 апреля, тогда это была такая фишка. Юрий Гагарин – Юрий Бойко. Прошу не путать с Юрием Бойко, который в Киеве. К Оппоблоку не имею никакого отношения.

Часто путают с «тем» Бойко?

Один раз был прикол, мне позвонил знакомый, а у него ребенку лет десять. Ребёнок, когда увидел билборд, спрашивает: «Папа, а Юра Бойко перешел в Оппоблок?». Мне товарищ предлагает даже полезть наверх и внизу подписать: «Это не тот Бойко, не полтавский!».

Зато бесплатная реклама.

Ага) В общем, родился, жил на Юровке (микрорайон Полтавы – ред.) в частном секторе. Там прошло детство и вся юность. Детство было как у всех. Без компьютера, без тех игрушек, которые есть сейчас. По Советскому Союзу нет абсолютно никакой ностальгии, есть ностальгия именно по детству. Когда газировка по 1 копейке, по 3 копейки сироп. Исключительно такое – босоногое детство в частном секторе.

Окончил Полтавский строительно-инженерный институт, который сейчас ПНТУ. По специальности – инженер строитель промышленного и гражданского строительства. Учился хорошо и в школе, и в институте. Что-то там не дотягивал до отличника по каким-то дисциплинам, в первую очередь, по физкультуре. И не особо с математикой, физикой, больше нравились литература, философия – все гуманитарные науки. Ходил в художественную школу, учился играть на баяне. Ходил в ту, которая возле Краеведческого музея. Не знаю, осталась ли она, или ее выжили. Умение рисовать у меня всегда было.

Выходит, в начале 80-х тебе было около 20 лет. Чем занималась молодёжь в то время в Полтаве?

Ну да, именно в 80-том я стал ведущим дискотеки. Тогда еще не говорили диджей. В родном строительном институте была дискотека «Радуга». Собственно из этого наша «Дискотека 80-х» и появилась. Годына (Олег Годына, партнёр по организации Дискотеки 80-х – ред.) тогда еще в 78-м на заводе работал, а тут мы – энтузиасты студенты. Работал я на «Радуге» и после института. Даже когда начались тяжелые 90-е. До осени 92-го года, тогда уже нас «закрыли», скажем так. 12 лет получается. Началась перестройка, рухнул занавес. Мы и ночью тогда работали, под прикрытием комсомола. Кстати, все комсомольцы города через нашу дискотеку проходили. Удовиченко (Александра – ред.)  то не было, он уже тогда был партийным боссом, членом партии. А вот что касается того же Матковского (экс-мэр Полтавы – ред.), Наташи Билан – директора музея Полтавской битвы, все были там.  Можно вспомнить многих нынешних бизнесменов. Молодежь тоже тогда развлекалась, кто-то ходил на дискотеки, кто-то, можно сказать, гопота – на танцевальные площадки. Была площадка возле городского ДК, на месте того выставочного зала. В парке Победа как была, так и сейчас есть. В Павленковском парке также.

Дискотека Радуга

Какой самый запоминающийся был случай на дискотеке на «Радуге»?

Наверное, самый запоминающийся момент, когда к нам приехали первые американцы. Какой это точно был год, сейчас сказать не могу. Но помню, когда их впервые привели к нам на дискотеку. Тогда это было какое-то закрытое мероприятие для избранных комсомольцев. Тогда мы увидели «настоящих» американцев:  темнокожие девочки, парни. Они себя вели достаточно раскованно, а мы тогда еще были все перепуганными какими-то.  Это был, примерно, конец 80-х годов.

С помощью чего «отрывались»?

Вообще-то, по большому счету, с того времени мало что поменялось. Тот, кто хотел курить траву, он и тогда ее курил. Тогда это тоже было, и как мы не боролись: и свою охрану ставили, и платную. Возле туалетов всех дискотек, а тогда еще была «Ворсклянка», «Глобус», такое творилось.… Да, курили. Не могу сказать, что кто-то кололся или нюхал что-то, с этим как-то сложнее было. Бухали, морды били, бывали и поножовщины всякие. Иногда с иностранцами возникали какие-то стычки, и с нашими кавказскими друзьями. Горячая кровь, как-никак.

 

Мамай, таможня, майонез и Югославия

Как работа диджеем привела в итоге в бизнес? Какой был промежуточный этап?

Промежуточный этап был сложный. Я окончил строительный институт в 83-м году, работал в дискотечной сфере, просто подрабатывал. Это назвать каким-то бизнесом, да еще и в те времена, язык не поворачивается. В начале 80-х с этим сложно было. Да, билеты продавались, но все это было через профкомы. Потом – перестройка. Но тут нужно вспомнить 88-й год, наверное, когда вышло что-то вроде «Положения о молодежных клубах». Это очень интересная штука, тогда комсомол стал немного коммерческим. В итоге куча комсомольцев всплыли с каким-то бизнесом. Кто-то там с видеосалонами. Мы тоже через это прошли, занимались когда-то и телевизорами, видеокассетами, фильмами. Это все было под эгидой комсомола, под крышей комсомола, можно сказать. Понятно, что мы зарабатывали на этом, что-то отдавали комсомолу, что-то оставляли себе. Ну, в связи с этой коммерциализацией, началось какое-то развитие предпринимательства в целом.

Дискотека Радуга

Потом – развал СРСР, принятие независимости Украины. Уже крутились какие-то деньги. Потом началась тема торговли. И у нас на дискотеке тусовались люди, которые занимались продажей «мифической красной ртути», мне почему-то это так запомнилось. Потом начались выезды заграницу, успели съездить в Югославию, которая тогда еще была в 92-м. Еще тогда была обязательной трудовая книжка, я ее положил в объединение молодежных клубов.

Тогда на этой волне появился Владимир Ромаскевич, он занимался конкурсами красоты. Радлинский Сергей тогда появился, это было начало его стоматологической карьеры.

А потом дискотека закончилась, все начало разваливаться, комсомол прекратил свое существование. Объединению молодежных клубов стало тяжело выживать. Было всякое, пару лет выдались весьма жесткими, сейчас это сложно даже представить. Тогда и заграницу катались - конфеты возили, и в Польшу ездили, и в Курск, и в Югославию. Заграницу не ездил только ленивый, а я ленивым никогда не был.

Самый интересный случай на выезде?

Самые интересные были 91-й, 92-й года. Я помню, что в конце 92-го в Югославии начали стрелять. В то время мы оттуда уезжали на машинах. Машина у меня тогда своя уже была.

По поводу машины: в 84-м году я через «Объединение молодежных» взял кредит и купил автомобиль. Купили «пирожок», в просторечии, бежевого цвета. Номер даже сейчас помню. Это были действительно хорошие воспоминания.

И поехали мы через всю Югославию на двух машинах, втроем: я, Степа и Курбан покойный. Это мои тогдашние друзья. Степа – закарпатец, студент. С ним заехали к его родителям в Чоп, он взял папин Жигули. Затарились метизами, электромоторами, везли всё, что тогда было ходовое. Но самая прикольная штука была в том, что тогда у меня на номерах были буквы ПО – старые полтавские. А тогда уже в Европу ехать нельзя было с кириллицей. «КА 3757 ПО» ‒ именно буква «П» все портила. Как сейчас помню, доезжаем мы тогда до границы, стоит там тоже чувак на Волге с буквой «Ж» на номерах, его не пропускают. Мы подумали, что нас тоже не пропустят, очередь была километровая. Степа предложил ехать к нему, он там недалеко живет. И мы скрутили номера с автомобиля его какого-то родственника, прикрутили на мой «пирожок». А по документам-то другие номера. Это я к тому, какие были тогда веселые времена, и какими мы были обезбашенными в 30 лет. И мы едем дальше ‒ он с легальными номерами, я с чужыми. В итоге, нас пропустили. Тогда нужно было иметь при себе 200 долларов. Курбана вообще тогда принимали либо за венгра, либо за черногорца.

Покатались по всей Югославии, где мы только тогда не были. Все распродали, а когда возвращались назад, уже, можно сказать, сзади стреляли пушки. По пути назад мы накупили всяких вещей, которые были популярными у нас. Везли часы SEIKO, китайскую подделку, разумеется. Магнитофоны какие-то, видео, затарились всем, чего у нас не было. На мадьярской границе, на выезде, какому-то таможеннику не понравились наши морды. Я не помню, что конкретно ему не понравилось, но он нас развернул обратно. Степа пытался с ним как-то разговаривать по мадьярском, но ничего из этого не вышло. А там между пропускными пунктами метров 200-300. Возвращаемся на югославскую сторону, там ребята говорят: «Та нет, мы вам штампики поставили, езжайте дальше». Короче, застряли на нейтральной полосе, между двумя КПП. Там был бар, нужно было ждать, пока поменяется смена. Ну и засели мы в баре, напились и утром со страшным перегаром приезжаем на таможню, там был уже другой таможенник. Он нас, «пьяных русских», – как он выразился, пропустил. Мы отоспались где-то в лесу и поехали дальше нормально.

Юрій Бойко

Потом и в Россию ездили торговать, но всё как-то начало валиться. Все стало стоить немереных денег, а у людей их тогда не было. Все ходили злобные, босые. Было несколько лет мерзких, хотя кто-то успевал как-то и зарабатывать. Кое-кто даже выжил с тех времен, а некоторых уже даже и в живых нет. 

Где и при каких обстоятельствах ты познакомился с действующим мэром Александром Мамаем?

Кроме того, что мы возили конфеты, на этом же «пирожке» я начал торговать майонезом. Вот, примерно, в этих годах, 95-м, мы на базаре познакомились с Александром Федоровичем Мамаем, который в это время тоже торговал. Правда, он тогда торговал уже по-крупному. Даже место помню, стояло у него пару машин, там – мука, сахар, еще что-то. У него гуляли нормальные объемы товара, а мы тогда мелочью торговали. Было два-три ящика майонеза, которые я покупал на заводе, или даже брал просто так, договорившись с директором. Потом привозил наличку. Некоторые заводы еще живы. Во всех райцентрах есть такие заводики, которые изготовляют майонез, горчицу, печенье. Вот так и познакомились.

Потом пошла оптовая торговля с арабами. С Хелалами работал лет 5. Потом перешел на фирму к Саше Денисенко, со многими там познакомился. Шоколадом торговали, продуктами питания разными. Были веселые времена – деньги пачками возили.

 

От торговой кооперации к рекламному предпринимательству

Как в итоге очутился в рекламе?

А потом, в 98-м, встретил своих старых друзей со строительного института. Игорь Кушнир, Саша Аверин, они пригласили меня на «Радіо Довіра». Для меня это было новым, меня пригласили, потому что мои дискотеки, ивенты ‒ все было рядом. С этого и началось мое занятие рекламой.

Когда оно трансформировалось в предприятие?

Ну, оно все понемногу развивалось-развивалось и перешло в предприятие. Занимались продакшеном, сейчас это так называется, на «Довірі». Начали делать ролики. С тех времен запомнился шиномонтаж «Стерх» на Киевском шоссе, который трансформировался в мощный центр. Для них делали ролик, тогда этот радио-ролик с песнями стоил 100 долларов. Как сейчас помню, тогда это было 600 гривен. Это были 2000-2001 года. Тогда не так все жестко было, и эфир нам был выделен. Сначала к нам пришел Сережа Романенко, он работал тогда на «Интере» еще, как региональный представитель. Тогда у них появилось «Наше Радіо». Вообще, по началу FМ-станций было всего 3: «Наша хвиля», «Полтава-плюс» і «Довіра». Потом появился «Шансон», где-то в 2002-м. Потом радио начало множиться, появилось «Наше Радіо», затем «Хит-FM». Люди делали запросы по размещению роликов на нескольких радио сразу. Запускать ролик на одном радио или одном телевидении нет смысла. Мы и в этом помогали. Тогда мы и трансформировались. Сначала снимали офис на Парижской Коммуны, сейчас там ресторан «Атмосфера». Там тогда была размещена ТРК «Юта». Потом Партия регионов нас оттуда выжила. Валеру Пархоменко знаю оттуда. Они сначала забрали одну-две комнатки, а потом некий Лелюк решил, что нам там не место. Я уже не помню, как это произошло, но нас оттуда выперли. Мы тогда уже позиционировали себя как рекламное агентство «Бойко». Так всё и пошло-поехало. Что-то я понимал, как делать, что-то – партнёры. Вообще-то, мы предоставляли комплексные услуге по рекламе: запись ролика, его размещение и другие виды рекламы.  Был еще хороший период брэндирования транспорта.  У нас тогда были партнеры – рекламное агентство из Харькова, работали по Киевстару, рекламировали его. Тогда Киевстар нам помог неплохо заработать. Ми занялись брэндированием троллейбусов, сделали один, второй, третий. Троллейбусы было удобно делать, их можно было полностью перекрашивать под бренд.

Какие услуги на данный момент предоставляет услуги рекламное агентство «Бойко»?

Как рекламное агентство оно и продолжает предоставлять все те же услуги. По большому счету, сейчас такие услуги предоставляют и многие другие. Промоутеры, создание ивентов, корпоративов, различных мероприятий. Изготовление наружной рекламы - у нас есть небольшая своя мастерская. Продакшн так и остается – изготовление аудио и видео роликов. Хотя сейчас с этим и сложновато, сейчас даже какой-то студент может что-то где-то записать. Но работа в студии, есть работа в студии. Сейчас тоже время тяжелое, поэтому большинство заказывают что-то попроще и подешевле. Если говорить о том, как сейчас себя чувствуют рекламодатели, то сложно. Особенно в прошлом и этом году.

Будівля, де знаходиться рекламна агенція Бойко

Какие основные направления?

Мы региональные представители «5-го канала» в Полтаве и в Черкассах. Но в Черкассах будем закрывать, потому что сейчас там совсем как-то тяжело. А в Полтаве достаточно нормально все идет. Есть своя аудитория и на телевидении, и на любом телеканале. Также две радиостанции – мы региональные представители радио «Шансон», и «Power FM» ‒ это бизнес-радио группа. Аудио реклама в супермаркетах – тоже достаточно интересная штука. В супермаркетах Сильпо, Фуршет, Экомаркет, Велмарт, Эпицентр. Больше сейчас берут Фуршет и Сильпо. Ну и сайт города Полтава «0532.ua» ‒ это еще одно направление. Все работает у нас комплексно – комплексное предложение для клиентов. Мы называем это рекламное агентство «Бойко», хотя кто-то говорит, что у нас уже мини-корпорация. Для меня слова «бизнес», «корпорация» ‒ это какой-то фанатизм.

Что сейчас работает в рекламе?

Интернет, конечно, работает, но у каждого медианосителя и каждого канала есть своя аудитория. Другое дело – говорить об охвате. Всё работает при правильном подходе, при правильной информации. Невзирая на цифровые технологии, интернет, радио работает сейчас хорошо. Да, молодежь слушает и интернет-радио, и какие-то нишевые радиостанции. Но нужно говорить о постоянной аудитории, такими являются водители – они постоянно слушают радио. Если сравнивать рынок сейчас и рынок 20 лет назад, мы понимаем, что медианосители сегментировались. Даже телевидение: есть цифра, есть кабельное, есть аналоговое, еще есть спутниковое, от мобильных операторов. Но в каждом из этих сегментов все равно есть какая-то аудитория. Поэтому, нельзя говорить, что работает только это или то. Да, естественно, когда мы хотим создать серьезную рекламную кампанию, сотрудничаем с серьезным заказчиком, нам необходимо постоянно мониторить рынок и потребителей. Я, к примеру, уже давно не смотрю телевидение. Но многие смотрят до сих пор. Очень часто бывает, когда пишут или звонят и говорят, что мы понаставляли билбордов в городе. Так вот, хочется сказать, что у нас в городе наших билбордов нет. Есть куча иногородних фирм, которые делают борды. Подход к рекламе чего-либо должен быть комплексным. Нет такого клиента, который сидит только в интернете, нет человека, который слушает только одно радио или читает одну газету. Вот газеты уже как-то отошли, хотя в районах еще очень хорошо работают объявления. Реклама в районной печатной прессе еще по-прежнему «заходит». Поэтому, кому-то подойдет размещение на билборде или реклама на радио, или какой-то ивент организовать, или на автобусе рекламу разместить. Каждый случай – частный. Но конечно, интернет – самое перспективное направление.

Как ты считаешь, будет ли в будущем волновое радио?

Оно будет еще очень долго. Я вижу, что сейчас происходит с телевидением. Аналоговое телевидение до следующих выборов еще будет жить, в этом есть политический аспект. А что касается радио, то оно будет жить еще долго. У нас же даже нет цифровых приемников в автомобилях. Ближайшие лет 10-15 точно будет жить.

 

Предпринимателями рождаются

Был ли когда-то случай, чтобы удалось заработать столько денег, что сказал сам себе: «Вау, круто!»?

Такого случая у меня, к сожалению, не было. Сейчас вот, с высоты опыта, смотрю назад, и понимаю, сколько упущенных возможностей. С одной стороны, где-то успел и все правильно просчитал. И вообще, говоря о бизнесе, не люблю так называть то, чем я занимаюсь ‒ это просто моя работа. Я работаю, а не занимаюсь бизнесом.

Был кризис в 2008 году, когда начали всех шугать, мы тогда с рекламистами собирались, господин Шлафер говорил, что нужно собираться, что-то делать. Паника была всеобщая, потом пришел 2009 год, и вдруг – нет уже никакой паники, всё нормально. Ничего не рухнуло. Я тогда полетел в очередной тур в Египет, заниматься дайвингом. А вот сейчас – настоящий кризис, в этом и прошлом году. Даже еще в позапрошлом начался, когда доллар подскочил, плюс еще не сильно продуманные решения нашей власти. Популистские решение, которые привели к тому, что все предприниматели сейчас только стонут. Вот, сравнивая сейчас, и то, что было в 2005, 2006, 2007 годах, то тогда было однозначно лучше. Тогда все набирали кредиты и банки их раздавали. Почему-то у меня такое воспоминание: выхожу я на Фрунзе, 20, солнышко светит, все классно так, мы тогда работали с автосалоном, и я понимал, что со всех сторон капает. Деньги были у многих. У меня тогда еще Авео было и я тогда подумал, а не поменять ли мне машину. Поехал в автосалон MAZDA, выбираю красную двухлитровую троечку такую. Я мог поменять машину, на которой проездил два года, просто так. А так, чтобы прям много заработал, чтобы «Вау», то нет.

Было ли когда-то желание покинуть коммерцию?

Нет. Предприниматель – это стиль жизни. Поэтому и слово такое «предпринимать», ты постоянно что-то предпринимаешь. Фактически, я занимаюсь предпринимательством с 1995-го года, тогда у меня появилось первое свидетельство ФОП, за это время никогда не было желания кинуть все. Мое предпринимательство началось еще с дискотеки «Радуга». Я понял, что это такое и что на этом можно зарабатывать с объединения молодежных клубов. Уже более 20 лет. Если бы я представил тогда или сейчас, что я буду работать на дядю, то это не мое совершенно.

Предпринимателями рождаются или становятся?

Я бы, все-таки, сказал, что рождаются.

Покупка ресурса «0532» себя оправдывает?

Пока нет. Но мне это интересно, я долго взвешивал плюсы и минусы. Мне проще было взять уже готовое, чем создавать с нуля. Я на нем даже сам сейчас учусь. У «0532» есть своя ниша и я буду ее продвигать, мне это нужно даже для того, чтобы создать комплексный пакет услуг. Это не будет площадкой для какой-то политической деятельности, я не хочу и не буду его сильно политизировать.

Нагороди Юрія Бойка

Можешь дать пару советов начинающему предпринимателю в сфере рекламы, что делать?

Читать книжки или смотреть видео уроки, или читать что-то в интернете. Однозначно, опыт гуру рекламного бизнеса, он был, есть и будет. Это все применимо. Это первый совет. Второй – не нужно бояться рисковать и предпринимать. Но и рисковать нужно осознано и просчитано. С головой кидаться тоже нельзя. И третий – идите в интернет. Это относительно рекламы. За интернетом будущее, однозначно. Технологии настолько ломятся вперед, что будущее за интернетом.

 

Кукоба, дайвинг и беспредел

То, что люди поздравляют своих жен, или близких на билбордах, этим уже никого не удивишь. Какие были интересные истории, когда люди хотели что-то особенное в рекламе?

Со временем все очень меняется, это сейчас поздравлением на билборде никого не удивишь, а было время, лет 10 назад или больше,  когда это было весьма удивительно. Случаев было много и самые разные, но вот конкретно самое выдающееся – сейчас не вспомню.

Есть такая легенда в Полтаве, что элита имеет договоренность между собой, чтобы сильно не выделяться, не покупать очень дорогих машин, не вести какой-то примечательный образ жизни. Как ты думаешь, это правда или нет?

Ну, во-первых, я не считаю себя причастным к элите никоим образом. Вообще, ко всему этому отношусь очень скептически. В нашем провинциальном городе, эти все мелкие обычаи и местные выпендрежи друг перед другом, все это выглядит очень забавно. Но, о таком я ничего не слышал. Это, скорее всего, именно легенда. Потому что тот, кто хочет купить что-то крутое, тот покупает и катается.

Кукоба это было добро или зло?

Кукоба – это первый мер, при котором я уже занимался бизнесом. Где-то даже с ним пересекался. Просто время было тогда другое, сказать, что он был добром, я не скажу. Просто каждый мэр ведёт себя абсолютно по-разному. Сейчас я, как депутат, вижу всю изнанку и середину всего того, что происходит. Когда был Матковский, я не был депутатом, но имел отношение к тому, что происходит, видел скрытую часть всей этой жизни. При Кукобе, я был в другом положении. Ну, скажем так, нагибательство и унижение предпринимателей тогда тоже было. То, что было при Кукобе, иногда вылезает и сейчас в виде каких-то недвижимостей и прочего. То же самое можно сказать и про Матковского. При Матковском что-то делалось, просто у него была хорошая комсомольская школа, он знал, что фасад должен быть красивым. А что делается за фасадом, не знал никто. И про зафасадные дела Кукобы тоже никто не знал, а это надо учитывать. Вот Кадетский, такой пример, никто тогда не знал, что все продано. Какое наследство он нам оставил? Сложно сказать, добро или зло. Но именно тогда у общества был запрос именно на такого руководителя города.

Юрій Бойко

Ты, как предприниматель, можешь ли сказать, есть ли сейчас беспредел контролирующих органов?

Того беспредела, который был, сейчас нет однозначно. При Януковиче был абсолютный беспредел. Были и проверки бизнеса, и просто отнимали его у достаточно серьезных предпринимателей города. Сейчас тоже всякое происходит, но это может происходить потому,  что предприниматели могут не знать своих прав. Многие просто по старинке пытаются как-то работать.

Где и при каких обстоятельствах ты начал заниматься дайвингом? И назови три причины, почему им нужно заниматься.

Кстати, еще одно мое увлечение – гуляние по полю с металлодетектором. Но ныряние с маской – это мое увлечение еще с советских времен. Не могу сказать почему, но люблю это дело. Маска и трубка советского производства у меня были еще со школы. После окончания школы меня всегда интересовала история. Я даже хотел поступить в Киевский университет на археологическое отделение. Меня тогда родители повели в краеведческий музей, там работала девушка археолог, единственный штатный. Она была забитой, сказала, что копейки получает. А мне, как мужчине, нужно будет содержать семью. Но увлечение историей всегда было.

В 2003 году я купил себе первую нормальную машину, она до сих пор ездит по городу. А пригнал мне ее Роман Почеп, Полтава – маленький город. Тогда начались мои первые путешествия, я поехал в Крым, тогда еще наш. Я и сейчас считаю его нашим, но туда не езжу и не поеду в ближайшем будущем. Тогда катались в Крым, узнали, что есть такой полуостров Тарханкут – это Мекка дайверов. В городе Черноморец, когда мы с женой гуляли, разглядывали остатки древнегреческого провинциального городка, нам одна женщина рассказала, что под водой видны все черепки, остатки разные. Я пошел на водолазную станцию, познакомился с мужиками, они мне посоветовали нырять. Там я и получил первый урок по дайвингу. Это было где-то в 2007-2008 годах. Я поехал туда и осенью сделал первое погружение. И уже в 2009-м полетел в Египет на дайв-сафари.

Как часто ездишь?

Как минимум раз в год. Вот друзья звонили, есть предложения на май. Вот, два раза в год езжу.

Юрій Бойко

Почему нужно заниматься дайвингом?

Во-первых, это экстрим, однозначно. Я на сто метров не погружаюсь, не занимаюсь этим профессионально, но для меня это экстрим. Это отдых, но опасный отдых. Когда я приезжаю, все спрашивают: «Ну как ты отдохнул». А я говорю, что это такой себе отдых, когда поныряешь раза по три в день, неся на себе сооружения порядка 20 килограмм. Дайвинг для того, чтобы испытать свои силы и чтобы получить удовольствие. Под водой ты висишь, как в космосе, как в невесомости.

Кто еще входит в тусовку полтавских дайверов?

Анатолий Тарасов в нашей компании, Василий Кожан, Руслан Журавлев, Юля Мироненко, Василий Венгровский (все - местные предприниматели - ред.) на самом деле, очень много людей увлекается этим делом.

 

Обкладинка Наталі Баранник

Фото Олега Журавльова

В матеріалі використані фото з особистого архіву та зі сторінки в соцмережі Юрія Бойка

Опублікована: 25 квітня 2018


Коментарі

Від {{ com.user.name }} {{ com.user.lastname }}, {{ com.created_at }}
{{ com.content }}

Від {{ child.user.name }} {{ child.user.lastname }}, {{ child.created_at }}
{{ child.content }}



Зареєструйтесь, щоб мати можливість коментувати

Реєстрація