Артем Дугін: «Почему МВФ вообще что-то требует?» ©


 

Навеяно творчеством И. Петриченко.

Потому что в финансовом суверенитете нашей страны давно пробита брешь:  из года в год мы имеем негативный торговый баланс (импорт преобладает над экспортом), и как следствие – негативный платёжный баланс, если брать во внимание выплаты по кредитам.

И потому из года в год к нам приезжают представители МВФ с обещанием помочь выровнять дисбалансы, дать нам немного американских денег и их эрзац заменителей – СПЗ (Специальных прав заимствования – средств с ограниченной ликвидностью). И набором обязательных к выполнению «рекомендаций» по затягиванию поясов самого разного спектра.

Весь процесс традиционно сопровождается улюлюканьем украинских конформистски настроенных экономистов и разнообразных сочувствующих им на местах. Мол, всё нормально. Неизбежно. Мы не первые. Многие это прошли. Расслабтесь, и получайте удовольствие.

К чему склоняют? К осознанию того что, мол, МВФ – обычный банк. Хочет зарабатывать, потому даёт свои рекомендации.

Прибегнем к аргументации «за сотрудничество с МВФ» Игоря Петриченко, вдохновившего меня на этот блог. Традиционно для таких случав, немного напугав дефолтом, Петриченко пишет о безальтернативности сотрудничества с МВФ:

«Транш от МВФ дает нам следующие возможности: 

  • пополнение резервов НБУ;
  • перекредитование части долга под низкий процент;
  • открытие доступа к дешевым кредитам от ЕС и Всемирного банка на сумму 2 млрд долларов;
  • лояльность кредиторов.

Этот вариант не идеален, все равно придется выпускать дополнительные валютные ОВГЗ, евробонды,  вероятно, тратить резервы и выходить на валютный рынок. Но из всех вышеперечисленных, он самый мягкий для нашей страны и не приведет к серьезным экономическим шокам.»

Интересно, он предлагает пополнять резервы, зная что при таком раскладе их все равно нужно будет потратить и, кроме увеличения внешнего долга, ещё и увеличить внутренний через продажу ОВГЗ. Будет ли способствовать выравниванию торгового баланса ещё пару миллиардов долларов, упавших на внутренний рынок? Нет. Если это не устраняет причину дисбалансов, тогда зачем это делать?

Является ли макроэкономической целью «доступ к дешёвым кредитам от ЕС и Всемирного банка» или «лояльность кредиторов»? Ведь нам нужны прямые иностранные инвестиции в основные средства производственных предприятий - экспортёров. Если увеличение ЗВР в долг является затеей вредной  и экономически бессмысленной,  то есть ли смысл государству одалживать в иностранной валюте? Если и есть, то только для того чтобы финансировать на внутреннем рынке субъектов внешнеэкономической деятельности.  Это, по крайней мере логично – нужно дать иностранную валюту тем кто уже продаёт на экспорт или собирается это делать. Пусть пополнят основные фонды предприятий, товарно-материальные запасы, ведут более агрессивную экспансионную политику на внешних рынках. Больше валютной выручки – больше бесплатных долларов в ЗВР страны.

Зачем нам в долг пополнять резервы НБУ?! Как именно пополнение резервов НБУ с одновременным увеличением внешнего долга на ту же цифру плюс 7-10% годовых за обслуживание улучшит наш торговый баланс? Ведь мы знаем, что именно в нём основная первичная макроэкономическая проблема. Ведь изначально ЗВР – это РЕЗЕРВ, в первую очередь. Резервы нельзя накапливать в кредит! Резервы можно накапливать только естественным путём: от профицита внешней торговли.  Когда экспортёры продают иностранной валюты государству больше чем государство продаёт импортёрам. Резервы нет смысла накапливать, пока не устранены бреши, через которые он вытекает из ЗВР.

 

Что даст сбалансирование торгового баланса?

Естественное, «органическое» пополнение ЗВР, из которого в первую очередь возвращается внешний долг. А уже накопленные чистые резервы используются государством для стимулирования экспорта, любых дорогостоящих программ в медицине, образовании, науке, энергетике и других отраслях, требующие закупки иностранного оборудования и технологий за иностранную валюту. Но и при стабильно позитивном торговом балансе тоже нет смысла накапливать ЗВР. Зачем? Достаточно иметь небольшую подушку безопасности, чтобы перестраховаться от сезонных кассовых разрывов между экспортом и импортом. Но само по себе коллекционирование иностранных денег в отечественном главном сейфе вообще не имеет экономического смысла.

Чем же на самом деле занимается МВФ? МВФ организовывает отток отработанной в США долларовой ликвидности на внешних рынках. Американских денег слишком много, и потому даже самый большой в мире рынок не способен связать их своей национальной товарной массой. Через брешь в виде дефицита торгового баланса, МВФ заходит на чужие национальные рынки, формирует канал «помощи» и закачивает страну долларовой ликвидностью, последовательно девальвируя национальную валюту, с каждым годом увеличивая долю доллара США в пироге общей денежной базы страны. Чтобы сдерживать такой глобальный тренд как кризис перепроизводства денег, доллар замещает национальную  валюту как средство сбережения, накопления, и платежа на десятках, а возможно и сотнях национальных рынков. Политические требования поднятия цен на газ и производные от него тарифы внутри страны – есть ничто иное, как один из механизмов девальвации национальной валюты. А девальвация – инструмент увеличения доли иностранной валюты в общей денежной базе страны.

Так, согласно проведенному Станиславом Аржевитиным анализу меморандума подписанного между Украиной и МВФ, НБУ обязан:

жёстко контролировать агрегаты: чистые внутренние активы (ЧВА), чистые международные резервы (ЧМР). Которые находятся в такой зависимости: монетарная база (МБ) = ЧВА + ЧМР. При этом, чистые международные резервы пересчитывается в гривну по курсу, где согласно Аржевинину:

«Величина валютных резервов для расчета ЧВА и сравнения с таргетом оценивается в гривне по расчетному валютному курсу, который принят в программе с согласия НБУ на уровне 15,7686 грн/долл, то есть на уровне официального курса на 31 декабря 2014 г. В программе подчеркивается, что это значение не является целевым, а только расчетным для целей таргетирования».

Чистыми международными резервами в меморадуме называют разницу ЗВР и части внешнего долга перед МВФ. Украине запрещено уменьшать чистые международные резервы, и запрещено увеличивать чистые внутренние активы.

Другими словами, чтобы вести суверенную монетарную политику, мы должны складывать американские деньги в золотовалютные резервы. В долг под проценты. Даже зная, что при нашем хронически отрицательном торговом балансе они всё равно упадут на внутренний рынок.

Где будут раскуплены импортёрами и населением как средство накопления, сбережения, а иногда уже и платежа, хотя такое целевое назначение иностранной валюты на внутреннем рынке запрещено законодательством. Как написал С. Аржевитин:

«Иными словами, отказ от монетарного суверенитета показался МВФ недостаточным и он решил загнать "за Можайск" все остатки гривневой активности, применив для расчёта маяков очевидно заниженный и не реальный курс....Что же в таком случае таргетирует наш регулятор? Явно не курс и даже не инфляцию. Он таргетирует монетарные маяки, выставленные МВФ в виде максимального размера чистых внутренних активов в гривне, превратившись по сути в обособленное структурное подразделение фонда...»

Такой сценарий будет повторяться до тех пор, пока торговый баланс будет дефицитным. Такой сценарий будет сопровождаться перманентной девальвацией национальной валюты. При этом население будет скупать доллары и складывать их под подушки. Только за последние четыре года, согласно данных Укрстата украинцы купили более 40 миллиардов долларов.

Чем чревата такая монетарная политика? Деиндустриализацией, в широком смысле, продолжением курса на «аграрно-сырьевую сверхдержаву».


Коментарі

Від {{ com.user.name }} {{ com.user.lastname }}, {{ com.created_at }}
{{ com.content }}

Від {{ child.user.name }} {{ child.user.lastname }}, {{ child.created_at }}
{{ child.content }}



Зареєструйтесь, щоб мати можливість коментувати

Реєстрація