Гроші НЕ люблять тишу #1. Про креатив, вибір і мотивацію. Інтерв’ю із засновником дизайн-студії «Мармелад» Романом Камалетдіновим  

Автор: Анна Єгорова, 17 жовтня, 17:37

Фото: Роман Камалетдінов у новій рубриці ресурсу ЗМІСТ


Роман моментально соглашается на интервью, записываемся в тот же день. Он – профессионал и точно человек, который сделал себя сам: это видно по первым минутам встречи. Хотя на самом деле встреча не первая, мы общались и раньше. Если бы мне сказали три года назад, что логотип может стоить 1000 долларов, я бы ответил, что эти ребята слегка не в себе. Сейчас я понимаю: качественный фирменный стиль стоит этих денег и точно потом монетизируется. О начале бизнеса, о сложном выборе, о качестве кадров в Полтаве, о креативе и работе с заказчиком, об образовании, рынках, возможной эмиграции и почему картинка – только вершина айсберга, я поговорил с руководителем дизайн-студии «Мармелад» Романом Камалетдиновым.

Мармелад. Начало. 

Расскажи немного о себе до бизнеса: где учился, чем занимался?

Учился в 14-й школе. Учебой не отличался, потом пошел в строительный институт (Полтавский национальный технический университет имени Юрия Кондратюка – ред.). После 3-го курса забрал документы, пошел работать. Сложилась такая ситуация, что пришлось самому оплачивать учебу, учиться и работать. Так и не получилось закончить и по сей день. Первый опыт работы – страховая компания. Мне было 18-19 лет, работал менеджером. Тогда еще страховка была необязательна, заработать было сложно. Потом в «Мегаспорте», здесь, в ЦУМе. Затем три года занимался дистрибуцией. Был и предпринимательский опыт. Мы открыли магазин в Решетиловском районе. Это был такой странный симбиоз магазина, разливайки, бильярда, шашлыков по вечерам (смеется). В общем, всего, чего не хватает в сельской местности. То есть разный опыт был.

А потом я попал менеджером в компанию «Медиаголд» (её сейчас уже нет). Затем решили заниматься рекламой, но уже на себя. Я и мой друг детства Дима Бибик. Через три года мы с Димоном разбежались, но хорошо разбежались. Дружим по сей день. Затем настал очень сложный период и для меня, и для сотрудников. Тогда было принято очень сложное решение (вот это ближе к теме интервью) переквалифицироваться в дизайн-студию. В основном, дизайн студии в понимании людей – навести красоту в доме, офисе, создание интерьера и экстерьера. Люди привыкли платить за рекламу, за материальное ее проявление. Их интересует больше всего, какая стоимость печати флаеров, то, что можно потрогать руками. Так сложилось, что человеческий труд не ценится. Для меня основать фирму по дизайну было одним из самых сложных решений (завести семью и ребенка было проще). Для этого нужно было отказаться от основного источника дохода – производства рекламы, у нас даже цех по производству наружной рекламы был. Хотел отойти от простого производства в сторону интеллектуального труда – разработки самого рекламного контента и брендинга.

Как показало время, спрос на креатив растёт. Что тобой двигало, когда ты решил сосредоточиться именно на этом? Это интуиция или холодные расчёты?

Это, скажем, любовь к дизайну. Когда у тебя есть власть в хаосе создать порядок. И это касается не только рабочего места, а и макета заказчика. Он дает кучу текста, а ты делаешь из него какую-то подготовленную для восприятия информацию. Как она будет размещаться, каким тиражом – это уже второй вопрос. А второй момент – действительно, я увидел, что на рынке производства товаров и рекламной продукции очень жесткая конкуренция. Качество примерно похожее, рынок находится примерно в таком состоянии стагнации. Я увидел, что есть мы – молодая компания – и ряд монстров. Пускай они мелкие сошки на украинском рынке, но в Полтаве они имеют вес. И с ними тягаться не было ни желания, ни времени – выгрызая титаническими усилиями небольшой сегмент. Поэтому я решил быть не одним из 50, а в своей сфере. И вот это был дизайн. Изначально мы делали на это большой акцент. Мы видели, что это у нас лучше всего получается. И поэтому в один определенный момент решили отказаться от того, что приносит деньги здесь и сейчас, в пользу ниши, в которой практически никто не играл. У нас остался сугубо дизайн. И на сегодняшний день на это есть спрос.

Как ты считаешь, будет ли дальше динамично расти спрос на креативные индустрии?

По моим наблюдениям (месяц назад у меня была такая фаза пожирания информации), я собирал данные, в основном они касались российского рынка. Например, в сегменте разработки веб-платформ тенденция обратная. Сайт, на котором все крутится-вертится, светится-мигает будет не так интересен, как простой понятный интерфейс по осуществлению покупки в каком-то магазине. Здесь больше профита видно в бизнес-задачах. Сам по себе креатив будет иметь место, потому что дизайн решает все. И это вряд ли когда-то смогут делать роботы, искусственный интеллект.

При выборе любого товара мы все равно 80% информации получаем через глаза. Такие метки в нашем подсознании остаются постоянно. Ключевой тезис – мы меньше обращаем внимания на технические характеристики и ценовые, но больше на то, что вызывает эмоцию, поэтому брендинг набирает вес.

Давай вернемся к стадии становления фирмы. Как появилось решение? Вот вы сидели вдвоем, и вдруг вам пришло в голову? Был ли стартовый капитал?

Да, был – 160 гривен на двоих. У меня был дома компьютер, мы использовали нашу квартиру как офис, наверное, первых месяца два-три. Я больше отвечал за клиентов, а партнер – за дизайн и технические моменты. Стал вопрос в названии; у нас это заняло где-то около месяца. Решили взять базовые потребности, чуть ли не по пирамиде Маслоу, потом отбросили всё, что нам не подходит. И тема еды была уместная. Это что-то такое прикольное, сочное, максимально нейтральное, чтобы нравилось 90% людям. И вот буквально мы себе задали вопрос, а через час было принято решение. Так появилось название «Мармелад».

У гостях студії

 

На кого ты учился?

На инженера по специальности «Строительство объектов добычи нефти и газа».

Как ты считаешь, какую долю в своем успехе дало тебе пусть неоконченное, но всё же высшее образование?

Я считаю, что со школы и института надо выйти с базовым умением – научиться учиться. Вот это, я считаю, самое ценное. Если человек в институте освоил методику осваивания новых знаний, то условно можно считать, что учеба завершилась успешно. Потому что все мы скорее всего будем заниматься своими делами, как правило, не по специальности. У нас постоянно есть стажеры на работе и все тоже самое: теория, практика, экзамен. Я считаю, что это базовая вещь. Сто процентов люди с высшим образованием более эрудированны. У них больше потенциала к развитию каких-то компетенций. Сейчас тема профессионализма в этом изменчивом мире чуть-чуть теряет свою силу. Если человек каждый день добавляет себе компетенции, это расширяет его портфель предложения на рынке. А профессионализм такой нестабильный, что через год этой потребности может и не быть. Я видел интересную статистику, что 62% профессий, которыми будут заниматься наши дети, еще не созданы. Поэтому возвращаюсь к тому, что научиться учиться – вот это самое важное.

Считаю, что образование всё-таки даёт многое. Я тоже окончил строяк, сейчас получаю второе высшее в КНЕУ. И понимаю насколько сильная у меня база. Какой уровень образования у твоих новых сотрудников?

У некоторых база достаточная, у многих очень слабая. Но я буду горько плакать, если закроют архитектурный факультет, потому что все идет к его прикрытию, а это будет большой удар, и не только для Полтавы. Потому что визуально за всем тем, что происходит классное в Полтаве в вопросах дизайна, стоят выходцы с этого факультета. Все проекты, тот же Сity Lab (общественная организация молодых архитекторов-урбанистов) – все это держится на какой-то идейной основе. Я думаю, таких, что пошли на «Образотворче мистецтво», чтобы потом стать миллионером, там немного. А вот что-то в хаосе создать, то, что условно сделает жизнь проще и приятнее, – это их. Таким созиданием можно сделать человека чуточку счастливее. И в работе с формами, с дизайном каких-то вещей это возможно.

Не плясать под дудку заказчика

Что самое сложное в вашей работе?

Очень важно перестать плясать в процессе креативной идеи под дудку заказчика, а действительно преследовать цели его проекта. С одной стороны, заказчик оплачивает музыку, и ты видишь, с каким ожиданием он пришел. Со временем я пришел к пониманию того, что человек, как правило, некомпетентен в этом вопросе. Заказчик может много понимать в своей сфере, например, как еду готовить, а я в своей теме, и каждый должен заниматься своим делом. Это не работало, когда нашим клиентом был мелкий бизнес: почему-то мелкий предприниматель считает, что он понимает вообще во всем.  Но когда мы начали работать со средним и крупным, все изменилось: здесь руководители привыкли, что делегировать – это норма, доверять специалистам со стороны – это норма. Тогда все стало на свои круги. Вот тогда мы поняли, кто наш клиент, а кто не наш. Тогда мы в большей степени перестали работать с салонами красоты, кафешками, магазинчиками.

Робочі процеси

Был ли такой момент, когда заказчик требует либо делать, как он говорит, либо возвращайте деньги?

Раньше было, но зачастую таких людей я диагностировал на первых встречах. Есть такой термин –увольнение клиента. Где-то каждого третьего-четвертого приходилось увольнять. Если вовремя этого не сделать, какой будет результат? Заказчик получит какой-нибудь посредственный продукт, так как он сделан под дудку некомпетентного человека. В таком случае, я вижу только один вариант: нажать на человека, чтобы он проявил доверие к нам и дал нам сделать то, за что заплатил.

Сколько у вас сейчас работает людей?

Сейчас – 8.

Назови 5 основных услуг, которые предоставляет «Мармелад».

Это разработка сайтов, логотипов, фирменных стилей и брендинг. Есть еще такое понятие, как сопровождение клиентов. Сначала мы разрабатывали кому-то фирменный стиль.  Позже клиент едет на выставку – мы его сопровождаем, он едет на конференцию, мы ему делаем презентации. Но это только для наших клиентов. Есть такой важный момент, который не учитывают. Человек, к примеру, летит в Канаду, и ему для новых партнеров нужна презентация (а ранее мы ему разрабатывали кучу продуктов: ездили к нему на предприятие, изучали его комапнию делали, брендинг и нейминг, сайт, разобрали его бизнес на молекулы и собрали обратно). И если брать это в учёт, то мы потратили на это примерно около 400-500 человеко-часов на всю кампанию. Но мы все условно знаем. Когда клиент говорит, что ему нужна презентация о компании, то мы берем с полочек информацию, собранную ранее, в процессе разработки.  И это отличный фундамент для создания презентации.  А теперь представьте, что это новый для нас клиент с тем же требованием, нужна презентация. И он нам даем папку с фотками и вордовский документ – мол, здесь все, что нужно. Мы можем также старательно сделать свою работу, но в первом случае результат будет намного выше, и это я не скрываю от клиента. Обе стороны заинтересованы в накоплении опыта совместной работы; для меня время одноразовых отношений с клиентами прошло.

Какая у вас модель управления? Вертикаль принятия решения или свободный полёт?

Из команды 8 человек сильно вертикаль не выстроишь, но в целом она у нас есть. Я занимаю должность директора, у нас еще есть аккаунт-менеджер, человек по работе с клиентами. Его задача – обеспечить процесс производства, начиная от канцелярии и заканчивая сбором информации для разработчиков: все, в чем будут нуждаться специалисты в студии. Потом у меня есть партнер, Александр Габов, это наш арт-директор. Есть несколько дизайнеров и несколько программистов. Я занимаюсь управленческим аппаратом. Всем, что касается производства дизайна, занимается арт-директор. Аккаунт-менеджер сопровождает работу. Мы молоды, нам нравится наше дело, это создает классную атмосферу. Общаясь с сотрудниками, прошу их создавать списки из того, что им необходимо, чтобы повысить продуктивность и эффективность. Часто принимаем предложения, внедряем новое.

У нас нет штрафов, демотиваций, всё просто и понятно. И я думаю, что это свойственно большинству мелких компаний. Поэтому у нас все демократично.

Есть две крайних точки при рекрутинге для бизнеса. Это соотношение нефинансовых мотиваций и материальных. Кто-то готов работать исключительно за деньги. Бывает человеку очень все нравится, очень прёт, но он, условно, криворукий. Какое оптимальное соотношение для тебя?

Ну вот это как раз золотая середина. Где-то между этими двумя случаями. Потому что если человек пришел только за деньгами, то он однозначно нам не подходит, тут даже до стажировки не доходит. У нас, чтобы обучить человека, уходит от 8-ми до 10-ти месяцев. Соответственно, человек, который пришел за деньгами, не успеет их увидеть, а я выкинул время и силы. Он не стал ни специалистом, ни денег не заработал. А второй момент – я очень хорошо знаком со второй категорией. Ты видишь, что вроде у человека глаза горят, он настроен, но где-то через месяца полтора у него рассеивается этот туман романтики, связанной с дизайном. Он думает, что это такая работа свободного художника. Работа в дизайн-студии напоминает больше работу инженера. То есть креатива там 30%, все остальное – проектирование. Планирование. И так по кругу. А креатив нужен для того, чтобы понять, в каком ключе планировать и проектировать, за что зацепиться. Так как мы работаем часто с образами, моделями поведения, а у людей уже есть определенные, устойчивые модели поведения. Их нужно понимать и нужно видеть, как потом использовать для подачи информации.

Для меня, если мы говорим о выборе кандидата, обучаемость – вот это все. Потому что я сам не имею специализированного образования. Наш арт-директор по специальности менеджер. И у нас только один человек работает по специальности, он там до сих пор учится: информатика в ПНТУ. Все остальные – это люди, которые или учились, или учатся на других специальностях. Мир быстро меняется, и я не буду ждать, когда появятся люди с красным дипломом дизайнера. Главное – это умение обучаться.

Так розроблявся стиль

О технологии работы

Многие думают, что придумать логотип означает дать человеку деньги и получить картинку. Как это происходит на самом деле, какие этапы?

Первый – это мониторинг, изучается компания, ее конкуренты и успешный опыт в данной сфере. Какая на рынке ментальность. На Западе далеко пошли, игнорировать их опыт-это глупо. Нам нужно увидеть компанию физически, конкурентную среду и куда развивается ниша. Следующее – это анализ, после чего делается вывод.

Дальше – разработка концепции, которая будет соответствовать компании и ее целям. Такой работой занимаются у нас 2-3 человека параллельно. Потом из всех наработок мы выбираем самую лучшую и жизнеспособную концепцию. Если их несколько, то показываем заказчику, обсуждаем. И он уже решает совместно с нами. Потом выбранная концепция дорабатывается до финальной версии. И наконец – презентация логотипа с возможными вариантами использования. Это основные этапы разработки логотипа. Более сложные проекты, к примеру, сайт, имеют гораздо больше этапов.

Сколько стоит разработать лого ?

Цены колеблются от 800 до 1000 долларов, но в скором будущем мы будем работать с заказчиком в том направлении, чтобы стартовать с фирменного стиля, а не с логотипа. Сам по себе логотип задачи не решает. Цифра может и выше будет, но это уже за разработку фирменного стиля. Полторы тысячи где-то. Фирменный стиль — это логотип, фирменные цвета и шрифты, паттерны, иллюстрации, вязальный язык, если быть короче. Один продукт, например логотип, заказывать не очень выгодно. Так как дорого обойдется старт работ (Мониторинг, анализ, работа над концепциями). Это как, например, заказать один лист гипсокартона в «Эпицентре» с адресной доставкой. Стоимость транспортных услуг и затрата вашего времени будет заложена в один лист, эти затраты превысят бюджет самой покупки. Другое дело если этих листов 10-20 штук.

Кому из известных компаний вы разрабатывали фирменный стиль?

Для «Укрбурсервис» (сервисная компания глубокого бурения скважин), скоро будет открытие винного бутика Vinoteria: там разрабатывали название и фирменный стиль. Также делали ребрендинг «Витамина», после смены руководства. Из стареньких – «Глеб Булочкин», одна из первых наших работ – «Цукерня». Сейчас интересный проект «Whirl», инновационная компания, выпуск натуральной косметики и спортдевайсов. А вообще мы больше занимаемся B2B сектором, у нас здесь больше опыта и кейсов.

Приклад логотипу

До сих пор многие люди думают, что бренд можно сделать недорого. Грубо говоря, заплатил 100 долларов, через два дня получил картинку. Количество таких уменьшается?

К счастью, да. В своё время я делал ставку на рост конкуренции, потому что если твоя компания не культивирует какую-то культуру и не развивает бренды, не хочет формировать свои ниши – шансов на успех минимум. Наша работа заключается в том, что есть рынок, как переполненная равнина. Наша задача, чтобы клиент с одной стороны отстроился от конкурентов, а с другой – визуально отображал ценности, которые разделает и поддерживает клиент нашего клиента. Для этого мы создаем фирменные стили и брендинг.

 Більше фірмового стилю від Мармеладу

О личном

Какой у тебя обычный рабочий день?

Я поздно начинаю и поздно заканчиваю. Активный – с 11-ти. После того кофе и расписываю день в ежедневнике, проводим собрания, а дальше рабочий процесс. Обед как таковой бывает нечасто, в основном перекус. В обед делаю рутинную работу. Операционная деятельность в основном. В пятницу подбиваем итоги недели. У нас всё связано с мотивацией: чем выше твой уровень компетенции, тем сложнее тебе задачу даем. Развитие идет как специалиста в нерабочее время. Вебинары и видеоролики не праздную, книги, как по мне, –круче. Я заинтересован в том, чтобы развивалось творчество членов команды и была финансовая мотивация. У каждого дизайнера есть своя сильная сторона; я хочу, чтобы они ее развивали до предела. Тогда человек 70% своего времени занимается тем, от чего он тащится. Я стараюсь у нас на работе разрушать этот социальный миф, что ты вот должен ходить на работу и только зарабатывать деньги.

Для тебя в приоритете полтавский рынок или украинский?

Для меня – европейский и американский. Делаем первые шаги. Там тоже надо пройти определенные уровни, чтобы получать интересные контракты. Сейчас у нас заказы 80% – это Полтава и 20% – другие регионы Украины. Это связано с моим стилем работы. В целом нам интересен Запад. По двум причинам. Первая – финансовая, делает неуязвимыми к долларовым колебаниям. А вторая – планируем к 2020-му году открыть офис в Европе.

Роман Камалетдінов працює

Думал об эмиграции?

Да, и на это есть ряд причин. Первая – расти профессионально. Сделать это в Полтаве сложно. Мы начали изучать английский язык, языковой барьер – это плохо. Выход на западный рынок – для нас это неизбежно. Но в Полтаве мы хотим оставить офис, как кузницу кадров и отдел разработки.

Что мешает более динамично развиваться?

Один из основных факторов. Потенциальных клиентов больше, чем мы можем обслужить. Но вырастить специалиста долго, а значит дорого. Если честно, нюансов очень много, об этом можно долго говорить, рынок предоставления высоко экспертных услуг – непростое дело в стане, где человеческий труд не ценят, а значит и непросто продать за достойную оплату. Моя основная обязанность в компании – создать инфраструктуру, в которой человек может заработать денег себе и компании за счет своих компетенций.

Я тащусь от того, что делаю, и вдохновляюсь, когда вижу ребят, у которых горят глаза. В этом плане все хорошо и мне повезло. Я бы хотел, чтобы больше людей испытывали это чувство и трепет в своей работе!

 

Бесіду вів Олексій Сердюков

Обкладинка Максима Скворцова 

 

У новій рубриці ресурсу ЗМІСТ ми «без купюр» досліджуватимемо життя підприємців, які генерують місцеву економіку, а також особливості бізнесу в Полтаві, специфіку місцевих ринків. Ця інформація може згодитися як нинішнім працівникам комерційного сектору, так і тим, хто тільки починає або хоче розпочати власну справу. Ми справді вважаємо, що гроші НЕ люблять тишу.

Опублікована: 17 жовтня 2017


Коментарі

Від {{ com.user.name }} {{ com.user.lastname }}, {{ com.created_at }}
{{ com.content }}

Від {{ child.user.name }} {{ child.user.lastname }}, {{ child.created_at }}
{{ child.content }}



Зареєструйтесь, щоб мати можливість коментувати

Реєстрація